О "самоедстве" окуня Барон П. Черкасов — Рыбалка в Марий Эл

О "самоедстве" окуня Барон П. Черкасов

7 декабря 2012 - Sedoy
article238.jpg

   Благосклонный читатель (надеюсь, что НЕблагосклонных—Вестник не имеет), вероятно помнит, что инте­ресная статья Г. И. Бартельса: „Блеснение окуней «на глазокъ»", была снабжена мною примечанием, в котором я обещал поговорить о некоторых, подходящих к раз­сказанному им, случаях.

Исполняя свое обещание, я, прежде всего, приведу по­дробно тот случай поимки окуня на собственный свой глаз, о котором я вскользь упоминал в вышеупомянутом примечании. Случай этот разсказан известным английским рыболовом-писателем, Чэмлей Пэннэллем (пишется «Чоль-монделей», а произносится, как изображено) и суть его такова: он удил окуней на озере Уиндермир и, снимая с крючка небольшого окуня, был вынужден, вместе с крючком, вонзившимся изнутри в глаз, извлечь и пос-ледний. В виду малаго размера окуня и зная удивительную способность рыбьяго организма к заживление ран Пэннэлль пустил окуня обратно в воду, а крючок с глазом (другой наживки на нем не было) закинул вновь, так как его запас, живцов приходил к концу. Почти моментально последовала поклевка — и на крючки оказался тот самый окунишка, который только что разстался со своим глазом и был отпущен на волю.

Затем, переходя к своим личным наблюдениям, могу привести два случая, довольно характерных. Первый из них относится к ранним годам моего рыболовнаго поприща. Было это в 1871 или 1872 году, в начале июля. Я удил окуней на заливе, („рукаве") Десны в нашем имении Троицком, с плота; клевало очень недурно — окунь, и притом весьма порядочный, брал у самаго плота, и я уже надергал изрядное количество красноперых красав­цев, когда неловким движением нечаянно столкнул в воду свою баночку с червями. Подосадовал, поворчал на себя, а затем и принялся думать — как-бы мне выйти из неприятнаго положения и использовать хороший клев, на который напал. Смотрю — один из пойманных окуней плавает снулый, разинув рот и растопырив жабры: красный цвет их навел меня на мысль воспользоваться ими для насадки. От мысли к делу недалеко и через несколько секунд, крючек, наживленный куском жабры, погружался в прозрачную воду у самаго плота; едва моя насадка дошла до дна — поклевка, подсечка, и на плоту танцует приличный окунь. И пошла потеха! Брал окунь как шальной и а выудил в эту охоту такое количество их, какое редко приходилось взять в Десне с одного места.

Другой случай относится уже к позднейшим временами: заметив, как-то, что окунь все бьет поверху, я вспомнил, что читал о применении к его ловле искусственных мушек (помнится речь шла об уженьи окуня на больших ирландских озерах); мушек с собой никаких не было, и я придумал воспользоваться вместо таковых окуневым плавником, выстриженным ножницами у самаго тела, так чтобы захватить и утолщенную мышцу, которою он прикреплен к телу (и за которую задевается крючек). Резуль­таты вполне оправдали мою затею, но, к сожалению, мне не удалось произвести с этою насадкою дальнейших, более обстоятельных и последовательных, опытов. Думаю, однако, что она должна дать превосходные результаты при уженьи на озерах, в конце июня — начале июля. Помнится мне, что мне пришлось именно в июле наблюдать на Се­нежском озере усиленную игру окуня поверху, после по­лудня; такая игра, поскольку я мог тогда „мимоходом" себе уяснить, происходила по следующей причине: малек поднимался к самой поверхности, и здесь его хватал крупный окунь, совершенно переставши на это время брать в глубине. К сожалению — я тогда еще не додумался до уженья нахлыстом на окуневые плавники, а то, полагаю, можно было-бы потешить охоту!

В последствии — мне пришлось читать, что в Америке, для ловли тамошняго вида пальги (известен под назва­нием „ручьевой форели" — Salmo fontinalis) тоже пользуются иногда его же плавником — ярко-красным, отороченным белою полоскою.

„Попытка — не пытка, спрос — не беда", гласить русская поговорка: поэтому я настоятельно советую тем из чи­тателей Вестника, которым представляется возможность испытать эту насадку на озерах — не полениться это сде­лать. Закидывать надо в самую стаю, местонахождение которой ясно видно*), и легонько подтягивать насадку к себе, по временам „попуская" лесу, так чтобы ход насадки был не плавный, а толчками, и чтобы шла она на разной глубине. Думается мне, что наибольшая удача будет в теплые, солнечные дни, без ветра или с малым ветром. Тем, кто вздумал бы испытать лов на­хлыстом окуней на плавник, можно посоветовать загото­вить некоторое количество их впрок, причем я порекомендовал бы испытать сохранение их путем не по­сола, а засыпки сахаром. Если не ошибаюсь, последний способ ведет к лучшему сохранение окраски, что очень важно.

Если кто из читателей будет производить опыты сл. описанною насадкою, то весьма обяжет сообщением о ре­зультатах таковых; при этом — как в случае удачи, так и в случае неудачи  — было-бы крайне желательно иметь  подробные  данные относительно условий лова.

Баронъ П. Черкасовъ.

*) По „игре" малька и „бою" гоняющагося за ним окуня.

Б.П. Ч.

Рейтинг: 0 Голосов: 0 885 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев

Добавить комментарий