Очерки и не только — Рыбалка в Марий Эл
+44 RSS-лента RSS-лента

Очерки и не только

Автор блога: Йошкин Кот
ТЕНЬ
Разговор двух планет.
- Как твои дела?
- Плохо, на мне завелись люди. Все время что-то бурят, взрывают, жгут, ковыряют. Зуд непереносимый!
- Ничего страшного, потерпи немного.
У меня тоже были. Сами ПРОШЛИ!



Большое сероватое облако накрыло своей тенью реку, несколько озер и часть прямого как стрела тракта. Облако, невесть откуда взявшееся, но кажется такое спасительное для уставшего от зноя леса. Странно и необычно, но сквозь его седую пелену видны каждый уголок, дорожка и тропка. Я парю как во сне над землей и над облачной тенью. Над тенью, которая немного похожа на след задней лапы хозяина леса, прошедшего здесь совсем недавно. Медведь–великан, наверное, шёл туда, куда летит это облако, ведь в моих мыслях они едины. Они одно целое, одна огромная Тень.
Тень неподвижна. Неподвижна уже шесть лет. Она легла на зелёное море и заслонила его собой. Укрыла до каждого живого дерева, куста и травинки. Тронула своим дыханием каждое живое существо, купавшееся в зелёном море. Тень не уходит никуда и возникает передо мной каждый раз, когда я взлетаю над планетой сидя в своем мягком кресле. Если лететь высоко-высоко тень может быть маленькой-маленькой и даже совсем исчезнуть, но стоит опуститься к земле, как Тень заполняет собой всё доступное взору пространство. Заполняет до такой степени, что понимаешь - под ней ничего нет. Под ней пустошь!
Тень не спасла лес от зноя, не дала доброй прохлады его обители. Тень его выжгла. Выжгла море, которое гореть не должно. Выжгла и оставила на земле неимоверно уродливые корчи, пути через которые нет. До сих пор верится с трудом, что Тень родилась не сама, а была создана рукотворно. Убогостью и безразличием двуногих существ, вопреки всему возомнившими себя разумными.
…Обрыв полета.
Слегка касаюсь рукой льющегося на меня света, и по волшебству мой полет над землей продолжается. Тень обрывается резко, разом, и всё пространство заполняется зелёным. Здесь нет пустоши, здесь всё живо. Двуногий без нюха и когтей здесь слаб. Здесь он – гость. Зеленое море даже у границы Тени хранит заповедность.
Давеча, будучи приглашенным на рыбалку в местечко, в которое давно мечтал попасть, всего-то в тридцати верстах от города, впервые в жизни я увидел среди зелёного моря медведя. Он не был хозяином леса. Бер сидел на дороге, по которой мы ехали и, завидя нас, дал дёру, косолапо сверкая пятками. Егерь, оценив след опытным взглядом и размер, дал мишке пару зим отроду. Молодой совсем.
Река приняла сверкающей на солнце, но холодной водой и обилием по-весеннему голодных комаров. Самые древние звери были не прочь съесть заживо сюда заблудшего. Отсутствие ветра и жаркая погода добавляли самоуверенности долгоносым. Только стремнина и забродка. Там, на реке, писк постепенно стихал и сходил почти на нет.
Прозрачная и быстрая стремнина была наполнена огромным количеством малька, которого нет-нет, да гонял крупный голавль. Рыбак, спустивший лодку на воду, пытался ловить красноперого. Нагремев вёслами и показав себя осторожной рыбе во всей красе, он был разочарован неудачной рыбалкой. Не задалось.
Что до меня, то рыбалка была на втором плане. Пойманные некрупные голавлики были все отпущены. Я просто наслаждался новым для себя местом. Проходя от отмели к отмели, я примечал всё новые и новые красивые картины. Жаркая погода, нет, не позволила, а просто заставила отрыть купальный сезон. Пока холодновата водица.
Потом, стоя в реке и в очередной раз закидывая удочку, я невольно пригнулся. Сильный гул, неожиданно пришедший сверху по течению, пронес над мой головой рой пчел. Черная тучка, жужжа тысячами голосов, уселась на ель на противоположном берегу. Повезло. Могли и пожалить, наверное.
До обеда серебристые обитатели реки радовали поклевками, а после клёв утих. Да и Бог с ним.
Я целый день бродил по реке по-таежному богатой рыбой, под нависающими волнами зелёного моря, но меня никак не покидало ощущение близости Тени. Пожалуй, только река до сих пор почти не почувствовала её появления и существования.
Сейчас же, в который раз смотря на эти места с высоты птичьего полета, я не могу отделаться от ощущения, что зеленому морю несказанного повезло. Нет, не только в том, что Тень остановилась и не пошла дальше, а в том, что двуногие забредают сюда только от случая к случаю, и тень их присутствия ещё не окончательно накрыла этот уголок своим сумраком.

30.05.2016
Закрытие
Утро вечера мудренее. Так гласит народная мудрость. И, по всей видимости, не зря. Вечерние планы поехать на устье Арды половить щуку были унесены утренним весьма бодрым ветром. Что ж, есть солнечные полдня и решил я его провести на Малой Кокшаге, - закрыть сезон забродной рыбалки.
Привычные полчаса до деревеньки, и в лес. Проезжая последние дома начинаю жалеть, что не прихватил с собой топор. Субботняя непогода наломала дров, и каких. Проехав мостик, упираюсь в упавшую старую осину. Отжившее свой век дерево было безжалостно повалено вдоль на дорогу, да так, что переломалось во многих местах. Её величество природа решила, что время этого исполина пришло. Раз так, пусть для меня это будет утренняя зарядка. И, взяли…
Дорога чиста, и я на месте. Немного времени на подготовку и переодевание.
Забродная рыбалка в октябре – тот ещё экстрим. Чтобы не чувствовать холода стынущей воды под вейдерсы надеваю три слоя флиса и две пары термоносков. Чувствую себя как Чиполино, если вспотею, то снимая слой за слоем одежды, наверное, слезу прошибет. Хотя, не замерзнуть бы, на улице-то плюс пять всего. Пора в путь.
Прогулка по берегу до начала места ловли как всегда сродни охоте. Аккуратно подхожу к краю высокого берега и из-за облысевших кустов смотрю на затишок, в котором неделю назад обнаружил с пяток очень упитанных голавлей. Наивно в тот воскресный день я подумал, что дойдя до этого места по воде, их обязательно поймаю. Не брали. Наверное, полнолуние было. В нынешнее утро ямка пока спит, лишь три некрупных красноперых мерно плавают под поверхностью. Посмотрим, что дальше.
Уже привычно срезал петлю реки и вот среди прибрежных зарослей он, мой бережок. Стою на звериной тропе и любуюсь, наверное, последними такими теплыми лучами солнца в пожелтевшей листве. Унылая пора, очей очарованье. Прав был Александр Сергеевич.
Состыковав Графитлидер, спускаюсь в воду. Холода вроде не чувствуется. Хорошо. Приступаю. Как говорится «ловись рыбка большая и очень большая». Цепляю воблерок и приступаю к ловле. Выбор пал на Косадаковский Роджер XS в UF окраске. И летит при ветре хорошо и ловит очень справно. Пара забросов, переход, и так вверх по течению.
Пройдя метров сто, не увидел, надо сказать, ни одной поклевки, хотя надежда на голавля и щуку была большая. Очень уж они этот воблерок с переливающейся окраской полюбили. Даже начали возникать неприятные мысли про электроудочников. Ну не просто же так колодец-то такой на рыбном месте нарисовался? Даже окушки не интересуются воблерками. Более чем странно.
И вот первая поклевка, не очень внятная, с ленцой, без удара, как будто щучка от нечего делать решила ущипнуть наглеца, гремящего своими внутренностями под носом у царицы реки. Подсечка, оборот катушки, сход.
Ещё несколько забросов и … вот. Вот. Вот она хватка. Совершенно щучья поклевка. Ни какого удара, уверенная в своей силе рыба спокойно взяла сверкающего боками малыша и пошла обратно в коряжник. Действительно силища. Как же я люблю за это ультралайт – эта тростинка с тончайшей нитью смеет сопротивляться рыбе, которую мощь течения быстрой реки превратила в строптивого бойца, ему тут попросту нет равных. Находясь на разных концах этой тончайшей прекрасной снасти, мы почти равны, почти. Я просто уважаю своего соперника, хотя понимаю насколько этой большой рыбине сейчас больно. Спокойно, выкачиваю рыбу моей палочкой, а рыба также спокойно сматывает шнур со шпули, ни рывков, ни свечей. Мощные передвижения подводного охотника начинают закрадывать в голову сомнения: «а та ли ты, за кого я тебя принял?». И вот он замечательный миг, когда видишь свою добычу, всё-таки инстинкты охотника в нас живут. На миг в прозрачной осенней воде, на том конце шнура рыба показывает себя. Жерех. Шепотом, с придыханием: «Жерех». Потому что это действительно ОН. Около двушки. Две меры мощи речного коня, взявшего себе в помощники течение, против моей маленькой веточки. Какие же буруны он оставляет на поверхности, развороты и уходы. Мгновения, которые каждый рыбак хочет запечатлеть в своей памяти. Красиво. Мы почти равны. Но это «почти» решает всё. Подвожу серебристого силача к себе и принимаю в забродный подсачек. Влез он туда не весь, поэтому спешу к берегу, чтобы мой соперник не повторил борьбы. Ух, ты! Рыбалка уже удалась.
Удовольствия море, но хочется продолжить, жерех не должен быть один, хоть это и малая река. Несколько забросов, и ещё хватка. Есть. На конце шнура вновь ощущается недюжая сила. Ещё немного, ещё пара оборотов катушки, левая рука за спиной нащупывает ручку подсачека, и как каждый рыболов, в такой момент думаю: «Только бы не сошел». Наверное, не стоит так думать, потому что именно это и происходит. Досадно. Почти такой же жерех, сверкнув чешуей, ушел со струи в глубину. Эх, жаль, как бы не распугал остальных.
Меняю воблер на вертушечку с широким серебряным лепестком и оранжевым сердечником. Надо сказать не слишком я люблю ловить на вертушки, уж очень они крутят нитку, но в данном случае нужно кардинально сменить приманку, поскольку после схода поклевок действительно больше нет, а вертушка по-другому воздействует на боковую линию рыбы. Заброс, даю слегка притонуть блесне и запускаю лепесток. Неспешная проводка, и, по всей видимости, догнав вертушку на струе, сел ещё один жерех. Этот поменьше, около килограмма. Тройничек сработал знатно, все крючки в губах серебристого, просто сцепили ему рот. Зажим, легкая операция, и минимум повреждений.
В такой рыбалке неминуемо у увлеченного рыбака возникает азарт. Серьезные поклевки, очень сильная рыба, как тут остановишься. Ещё заброс, ещё, ещё… Есть! Этот покрупнее будет. Чешуйчатый бок показывает под полторашечку веса. Резкие движения, совершенно не похожее поведение на предыдущих собратьев. Жерех мотает головой из стороны в сторону, стараясь избавиться от колючки во рту, и это ему удается. Сход. Ну да Бог с ним.
Незаметность и тишина при ловле жереха – обязательные составляющие. И если с первым проблем нет, поскольку в воде меня рыба не воспринимает как угрозу, то вот с тишиной вышла промашка. «Nokia connecting people» будь она не ладна, забыл выключить звук. Знакомый голос спрашивает что, где, да как, и всё узнав, сообщает, что вчера в эти места ездили электрики. Настроение падает. Если это так, то жерешки, пойманные мной, скорее всего стаей скатываются вниз, в ямы, попутно отъедаясь перед морозами. Поэтому и другая рыба-то не берет. А тут я со своей пластиково–железной едой. Смотрю на серебристых красавцев, беспомощно сидящих на кукане. Прекрасные рыбы. Нет, пожалуй, не стоит, с голоду я не умираю, а трофей уже состоялся. Плывите. Черт возьми, как же красиво и гордо уходит эта рыба. Настоящий речной конь. Загляденье.
Ещё немного покидав воблер и не увидев ни одной поклевки, выхожу на берег. Пора обратно. Неспешный путь по лесной тропе привёл обратно к ямке, на которую смотрел с утра. Решаю попробовать покидать воблер с воды, даже не взглянув на затишок с берега. Ветви нависают довольно низко и не дают кинуть под самый урез. Воблер падает где-то в метре от кромки воды. Несколько проводок, но поклевок нет. Ладненько, уже пора поспешать, в другой раз. Подхожу к ямке с берега и выглядываю из-за куста. Не может быть. Теперь в тихой воде мерно плавает стая штук в двадцать голавлей от мала до велика, окунишка ещё между ними затесался. И вся эта ватага не стала даже реагировать на воблер. Можно объяснить осторожностью килограммовых голавлей, но двусотграммовики-то почему? Что-то осенью в поведении голавля резко изменилось, а что я не знаю. Но знаю одно, электриков здесь не было. Вот это действительно радует.
Пусть река живет и приносит счастье, а я еду домой и вернусь сюда уже, наверное, только следующим летом. Хорошее, запоминающееся закрытие сезона забродной рыбалки вышло.


04.10.2015.

P.S.: Заехав в деревню узнал, что вся эта пьяная электрошваль в субботу вымокли до нитки, перемезли, утопили аккумулятор и вернулись не солоно хлебавши. Это порадовало. Хотя врятли это их остановит. Разве только за руку поймать.
Йошкин Кот +10 3 комментария
Летний день
Июль. Такое жаркое, солнечное слово. Даже произносится оно как-то по особенному. Хочется загорать, купаться и отдыхать.
Не знаю как у кого, а у меня слово «июль» вызывает именно такие эмоции. Но у природы на все свои резоны, и нынешний июль на мои ощущения и желания пока не обращает никакого внимания. Прохладно.
Утреннее солнце к полудню сменяется облачностью, а затем и дождем, с перерывами почти до самого вечера. Больше похоже на сентябрь. Июльские аномалии.
Вот и сегодня, когда переделаны все недельные дела и можно наконец-то ехать на рыбалку, будет такой же не очень июльский день. Но! Еду!
Еду, и нет никаких мыслей кроме дороги и предстоящей рыбалки. Еду вновь в одиночку. По какой-то неведомой для меня причине мои друзья не разделяют мою страсть к ультралайту, да и вообще к забродной рыбалке. Хотя поудить рыбу любят почти все. Но, не об этом.
Дорога не занимает много времени. Нет необходимости ехать в Коротни, на Боровскую или, уж тем более, в Копорулиху. Все малые реки, можно сказать, под боком. И на этих реках, в отличие от Ветлуги, например, нет рыболовного прессинга. Едут десятки и десятки машин с лодками на выходные по Кузьме и пусть себе едут. Дай им Бог. А там где буду я не будет людей. Совсем не будет. Это не Сибирь, но всё же.
Проехав деревню, въезжаю в лес. Песок прибит ночным дождем, дорога плотная, едется бодро и легко. Въезжаю в низинку. Мостик через лесной ручей из связанных проволокой бревен. Приостанавливаюсь, открываю окно. Как-то один мужичек мне говорил, что при разливе этого безобидного ручья проехать даже на УАЗе не выйдет. Теперь же ручеёк спокойно журчит внизу под мостом, унося свой шепот к реке. Июль всё-таки.
Июль да не жаркий, воды после недельных кратковременных дождей в реке прибыло изрядно. Выхожу на берег и понимаю, что кроме погоды ещё и сама река заставит поломать голову над тем как заинтересовать рыбу, - вода помутнела. Река тихая, всплесков, бултыхов и прочих признаков кормящейся рыбы не видать. М-да…
Что ж, иду вниз по течению по лесной глуши. Еле заметная тропа ведет по берегу, порой исчезая совсем и появляясь из ниоткуда, забредая в заросли и пропадая среди поваленных деревьев.
Я не сладкоежка, но от лесных ягод не откажусь, поэтому заросли смородины с гроздями красных ягод весьма приятная находка. Припадаю к лакомству. Рядом довольно много ещё не спелой малины. Вот бы и малинки лесной. Но воспоминания о том, что местные говорят о живущем в этих краях мишке быстро отрезвляют голову. Пойду ка я пожалуй.
Иду и пою что взбредет в голову, чтобы лесные жители, особенно крупные, знали обо мне. Смешно самому, хотя вроде и не до смеха. Здесь по берегам и лосиных и кабаньих следов и ещё всяких разных множество. Медвежьих, правда, слава Богу, не встречал. Хотя и кабаньих более чем достаточно.
Вот с такими и не только такими мыслями, срезав петлю реки через лесную чащу и перейдя реку, прихожу к началу сегодняшней рыбалки. Не близко.
Передохнём, подумаем. Попутные наблюдения, ветер и состояние реки говорят, о том, что воблерок придется ставить тяжеленький и яркий или блестящий. Крэнк подойдет вполне. Открыв коробочку с крэнками останавливаю взгляд на подходящем пузанчике. Пусть лупоглазый толстячок для меня постарается. Ну, поехали.
Начинаю с места, где в прошлом сезоне была одна из заключительных рыбалок. Тогда почти пустой день, если не считать всякой мелочи, вдруг с одно места под самый конец принес пару щук и несколько приличных голавлей, да ещё одна щучка сошла. Но то был конец сезона и другие условия. Как-то будет сейчас?
Первые поклевки голавля говорят о том активен он или нет сегодня, причем и остальная рыба тоже. Если поклевка жадная, резкая, с ударом, то жди частого клева и азартной рыбалки, если же поклёвка красноперого похожа на окуневую, когда он несколько раз за проводку несильно кусает воблер, то быть трудовой рыбалке. Таков мой опыт, у кого как, не знаю.
Памятуя о том, что на сегодня обещаны дожди, а на завтра вообще караул, ничего хорошего, в общем-то, не жду. Ну.., так собственно и есть. Пара подергивающих поклёвок, мимо. Придется приноравливаться.
Есть. Не крупный голавлик забился на крючке. После нескольких тычков, даю ему взять воблер, а делает он это мягко, и подсекаю. С почином. Отпустив пострела, продолжаю ловить, но хорошее место, не считая промахов, принесло ещё одного некрупного голавлика и окушка. Не густо. Быть трудовой рыбалке.
Воды многовато и ветер сильный. Чтобы точно класть воблер приходится заходить почти по грудь, для сокращения дистанции заброса. Забавная штука, наверное стрелки из лука так упреждают ветер. Но такое упреждение им и не снилось. Кидаю на два – три метра в сторону дующего сбоку ветра чтобы попасть в метровый прогал между корягами. Своеобразные ощущения.
Но вот глубокая часть заканчивается, а с ней и первый перспективный участок. Выхожу на мелководье, где узкая струя, пробив себе дорогу под противоположным берегом, несет воду в пройденную мной довольно спокойную глубину. Иду по-щиколотку. Песок, взрываясь под каждым шагом, стремительно уносится вниз по течению, чтобы дальше мерно перекатываться от песчинки к песчинке. Красиво.
Пронзительный крик заставляет оторваться от реки и поднять голову вверх. Над кромкой леса парит, наверное, орел, я в них не особо разбираюсь. Похоже пытается высмотреть добычу. Статная птица.
Подхожу к месту, на которое в прошлом году глядя с высокого берега, я не верил своим глазам. Тогда, вдоль сильной струи в затишке, за коряжкой, с которой вились заросли роголистника, спокойно плавали с десяток рыбин весом все не менее килограмма. Выйдя к этому месту взабродку, воблер тогда я им подкинуть не смог, - не давало бревно. Желанные трофеи им словно защитились, а на нахлыстовые приманки они не реагировали. Может быть теперь удастся?
Но теперь не случилось. По всей видимости, весеннее половодье унесло бревно, создававшее затишок, и сильная струя не оставила следа от того прекрасного места. Жаль. Но ничего ещё много местечек должно быть.
Ближайшее само напомнило о себе. Хотя узнал его не с первого взгляда. В отличие от прошлого года этим летом, как ни странно, в реке очень мало травы, и всё выглядит чуток иначе. Тут над коряжкой мерно вьются синие стрекозы, а голавли часто любят их сбивать прямо с травы или коряги. Бултых и брызги летят в стрекозу. Такая вот охота. Сейчас же брызг не случилось, но бурун на поверхности знатный, значит, есть он на старом месте. Прошлогодняя рыбалка тут не давала мне оторваться минуть пятнадцать. На каждом забросе следовал мощный удар и голавлики по триста – пятьсот грамм съедали мой воблер. Сейчас, естественно, хотелось бы повторить. Заброс, проводка, покусывания воблера. И так несколько раз. Всё. После четвертого заброса рыба перестает реагировать на воблер, как ни бейся. Смена приманки не помогает. Болеет рыбка, ждет видать непогоды.
Вот и дождь. Ветер нагнал тучу, и приходится доставать из рюкзака забродную куртку. Лей дождь, хоть ливнем лей, может хоть на клев повлияешь, а мне всё нипочем. Снизу вода, сверху вода, всяко хорошо, на рыбалке я, и всё тут.
Что ж, иду потихоньку против течения. Впереди на бревне, торчащем из воды, поселились лопух и несколько каких-то травинок. Необычайно красивая картина. На фоне редеющей тучи, проглянувшего солнца и лесной реки просто не оторваться. Очень пожалел, что Nikon остался дома. Ладно, в другой раз.
Эта картинка нарисовалась рядом с очень, очень хорошим местом. Неоднократно в нём были пойманы язи, голавли и щуки. А какие ещё крупнячки за воблером прямо под ноги выходили, просто у-ух. Раз, два голавля и жерех втроем шли за воблером, но так и не стали атаковать. Казалось бы, жаль, но такое воспоминание, такая картинка, увиденная сквозь поляризационные очки, для меня куда ценнее, чем просто поймать рыбу. Но воспоминания в сторону, сейчас всё ново.
Заброс под углом вверх по течению, проводка, несильная поклевка, тащу голавлика. Всё размеренно и хорошо. Сейчас я его возьму, предварительно остудив руку в реке, и отпущу. Мелковат. Вот метров пять, четыре… Мощный всплеск. Что за?! Даже не ожидал. Второй что ли за ним шёл? Плетенка уже ниже по течению. Кручу катушку. Ничего не происходит. Фрикцион жужжит, как будто ругаясь на меня, но ничего не происходит. Не может же двухсотграммовый голавлик так сопротивляться? Выкачиваю рыбу. Удилище, катушка, удилище катушка. Вот она. Щука. Догнала трепыхавшегося на воблере голавлика и решила у меня его отнять. Щука. Для ультралайта это не просто щука, это ЩУКА. Трешка весом не меньше и стоит против течения. Голавлик поперек пасти, торчат голова и хвост. О, как. Воблерок во рту бедолаги голавля, лишь бы леска на зубы щуки не попала. Воюем. Вот это соперник. Я её к себе, она от меня. Только запускаю руку за спину за подсачеком, она уходит, опять выкачивать. Хотя, какой тут подсачек. Она даже наполовину в него не влезет. Пожалуй, тут больше трешки. Боремся минуть пять наверное уже, как два ежа. И хочется и колется. Ей бы добычу – голавля, а мне бы, пожалуй, обоих взять. Но фрикцион затянуть боюсь, оборвет. Флюрик и плетенка на разрыв явно меньше её веса. Понимаю, что взять этот трофей не выйдет, скорее всего. Как только коснусь её подсачеком или рукой отпустит. И щука, похоже, понимает, что голавлём ей не сегодня не пообедать. Неожиданно высовывает голову из воды, разжимает челюсти и плавно, глядя на меня, погружается в воду. Как будто обидевшись. Никогда такого не видел. Стою, опешив, даже голавлика выматываю не сразу. Незабываемо.
Голавлик весь покусан, даже нет, растерзан и прокушен насквозь. Первая рыбка на кукан сегодня. Делаю ещё забросы, но уже нет тут поклевок, да и не нужно их. Впечатления от увиденного и борьба с сильной рыбой заполняют разум. Пауза, пожалуй.
Перекус на берегу и небольшой отдых. Небо вновь заволокло. Гремит гром, но молний не видно, да и гром далёкий. Буду рыбачить.
Рыбная петля реки заканчивается, дальше не самые лучшие места. Раз уж посадил один хвост на кукан, решаю наловить на уху. Удается это не сразу, совсем мелочь брать не с руки, а более менее сносные экземпляры сегодня редки. Да и поклевки таковы, что промахнуться проще простого.
С переменным успехом дохожу практически до места окончания рыбалки с расчетом на ещё одну стоянку голавля. Но стоянка пуста. Карман, где раньше стояли голавли прикрыт упавшим деревцем, и даже если они там есть, то дальше струи никак не забросить приманку. Обкидываю лежащую в воде крону со всех сторон, но всё без толку.
Дождь поливает без остановки, наверное, уже часа два, может больше. Я почти у машины, осталось выйти на заросший кустарником берег, но пробую обловить прибрежную ямку. Кидаю воблер и опускаю подсечку практически в воду. Воблер заглубляется сильнее и дойдя до выхода из ямы начинает бороздить бровку. Цепляю что-то. Ещё заброс. Нет, это не зацеп. При выходе на бровку воблер начинают атаковать некрупные окуни, и если какой матросик не схватил приманку в глубине, выскакивает за ней на мелководье прямо до самых моих ног. Вот это азарт. Весело, попадаются и голавли. Меняю несколько воблеров, чтобы один не примелькался и не сходя с места ловлю десятка полтора хвостов. Спасибо реке. Дождь закончился как по заказу и напоследок в глубине последовал мощный удар. Мимо. Эх, а хотелось бы под конец крупнячка выудить, но больше поклевок нет. Что ж, пора домой. Хотя нет сначала банька.
Летний день на реке закончился, и пусть этот июльский денёк не жаркий и весьма дождлив, но как же здорово, когда его можно провести в такой глуши, где для рыбака есть рыба, а звери чувствуют себя хозяевами. Не Сибирь конечно, но всё же.


07.07.2015.
Один день в одиночестве на реке.
Мяу – мяу. Кот – зараза, сейчас встану и этого британца… на британский флаг. Просыпаюсь. Ого, уже пять утра и солнышко высоко. Проспал. Вчерашний ранний подъем, рыбалка взабродку на течении и вечерняя банька несколько утомили. А какая была рыбалка, надеюсь, сегодня будет не хуже. А кот -то молодец, зря я на него. Ладно, встаю. Разминка, завтрак, рюкзачок, и в машину.
Колеса «Мегана» стремительно домчали до Старожильска. Еще немного в лес. Сухо, и легковушка, еле слышно напевая мотором, довозит до места. Выхожу. Один. Я тут один. Просто стою, стою и слушаю лес. Хочется сказать тишина, но нет, это то многоголосье, которое горожане, да и многие деревенские перестали замечать. Выезжая в лес они зачем-то врубают музыку открывая двери машин, и после себя оставляют… Ну да ладно, не хочу об этом. Увижу, соберу в пакет и увезу. Просто слушаю лес. Бултых. Ого, похоже, под знакомой коряжкой вновь бедокурит язь. А ниже по течению окунь зачавкал, поедая сеголетка. Будет, будет сегодня рыбалка. Пора.
Неспешно переодеваюсь. Футболку меняет рубаха, джинсы – двойное термобелье и вейдерсы, а вместо кроссовок – забродные ботинки, ну и соломенная шляпа в довершение. Ультралайт уже собран и ждет возле борта машины. Ещё небольшие приготовления, рюкзачок с перекусом и снастями за спину и в путь. Да, да в путь, ибо это будет та рыбалка, когда не ты ждешь рыбу, а она тебя. Своего рода рыбалка - охота, охота на голавля и язя.
Иду по берегу реки вниз по течению, попутно останавливаясь и просматривая из-за кустов и деревьев поверхность воды. Если честно, душа поет. Голавлики спокойно ходят среди коряжников, и даже вижу нескольких степенных, весьма упитанных краноперых, неугомонная уклея пытается схватить все, что падает на водную гладь. Речка живет. А ведь ещё совсем недавно в Старожильске кроме воды не было ничего. Людские выродки, называемые электриками, просто уничтожали реку из года в год, а между ними подвохи, сами не осознавая, что делают, лезли в дома-коряжники, и если не добивали, то гнали всё, что смогло выжить. В общем, была беда. Но сейчас речка жива, ну, по крайней мере, пока.
Прохожу несколько изгибов реки. Речушечка в этих местах довольно узка, повротиста и закоряжена. И кто назвал Большую Кокшагу большой, а Малую малой? До места, откуда хотелось бы начать ещё пара поворотов, но по берегу уже идти совсем плохо. Чапыжник. Дальше лучше немного «проплыть» по течению. Что ж, захожу в реку и тут же из травы, из под самых ног выскакивает стайка окунят и удирает в перекат. Смотрю на них в поляризованные очки и, кажется, что они умеют оглядываться. Вот уж вас-то, матросики, я не хотел беспокоить. Удирают забавно, но некоторые тут же пытаются вернуться, видать и вправду умеют оглянуться.
Дошел. Здесь река спрямляется, и отсюда я начну. Вроде немного прошел, каких-то полтора километра, может чуть больше, но сколько успел увидеть. Что для рыбалки - всё сгодится, что для души – всё отложится. Присяду ещё минут на пять на бревнышко недвижно. Пусть рыба, что меня видит успокоится, тут ведь почти везде можно перейти с берега на берег, а я обдумаю увиденное.
Мысли. Мысли в этот момент конечно о том, какой воблерок поставить. Важно понять, чем рыба в данный момент питается, что она съест за милу душу, а чего не будет, хоть закидайся. Эти «наблюдашки» я взял из нахлыста, который тоже очень люблю. Итак, мысли. Все они сводятся к одному – «сеголеток». Малек из самых маленьких, то есть сего года. Его очень много и вся рыба, что успела вырасти от мала до велика им не брезгует. Это я заметил, когда только приехал, это увидел, когда шел по берегу, это подтвердилось на вчерашней рыбалке на другой реке. Значит «фэт», «крэнки» не подойдут, их мощная игра если не отпугнет, то будет проигнорирована рыбой. Что ж, беру из коробочки воблерок «Kosadaka Ion» в 32 мм естественной окраски, поскольку вода достаточно прозрачна. Пожалуй, этот будет соответствовать лучше всего. Есть ещё несколько вариантов фэтов, но они пусть пока полежат. Начинаю.
Первый заброс, с него всё начинается и порой он хорошо запоминается. Вообще, обычно, уходя вниз по течению и поднимаясь, соответственно, вверх, преследую одну цель – подходить к рыбе с хвоста. Но тут решаю первый заброс сделать вниз. И ведь понимаю, что место щучье и воблером рискую сильно, но больно уж хороша хвощовая стремнинка. Графитлидеровский «Corto-Ex» с легкостью кидает двухграммовый воблерок, и он, сматывая тончайшую плетенку с Дайвы, улетает метров на двадцать, как раз за «карман» в хвоще. Началось! Неспешно вращаю ручку катушки. Оборот, второй, воблер проходит «карман», нет поклевки, третий, четвертый, через очки вижу бревнышко на дне, пят..., удар. Это не голавль и не язь, - не та поклевка. Она ещё в толще воды, но уже ясно, -щучка. А ведь знал, куда кидаю. Только бы не перекусила флюрик – поводок. Вывожу на поверхность, фрикцион сильно ослаблен и повизгивает, сдавая шнур. В пасти, воблер чуть виден, но в он пасти. Полкилошная щучка начинает свой пляс. Красиво. Поневоле любуюсь и даже на мгновение забываю про возможную потерю приманки. Подвожу её, руку в воду чтобы не обжечь рыбу, аккуратно беру. Вот она первая сегодня и с первого же заброса. Освобождаю воблерок и отпускаю речного волчонка восвояси. Поводок требует перевязки – потрепан. Что ж, дальше вверх по течению. Пошли!
Находиться одному на небольшой речке в солнечный день – для меня это неописуемое удовольствие. Иногда просто хочется сесть и часами наблюдать это величие природы. Порой кажется, что допустили меня сюда лишь на время, дали прикоснуться к этой красоте. И ведь приходилось бывать в горах на высоте свыше пяти тысяч метров, на морях и горных реках, но эти речушечки, где вырос, создают такое умиротворение, что не хочется уходить. Уйду, а тут всё так и будет ещё сотни лет. Будет. Но пока тут и попробую получить дар от реки, а нет, так и на том спасибо, что просто сейчас я тут.
Впереди упавшее дерево и нанесенные на него течением коряжки. Знатное место для голавля. За ним, этим деревом, он может стоять в сторонке от стремнины. Заброс, второй, и вот маленький голавлик схватил воблерок. Отпускаю и, понимая, что он не должен там быть один делаю ещё заброс к самым веткам. Есть! Растревоженный охотой малыша на воблер видимо поднялся поглядеть и старшой. Удар сильный, и это явно не двести, но и не килограмм. Достойный боец. Голавль на полкило, пытается удрать под дерево. Вывожу и впервые сегодня снимаю из-за спины забродный подсачек. Не крупный, но упускать не хочу. Для ультралайта хорошая рыба. Поймана. Вынимаю тройничок из пасти и отпускаю. Если и возьму, то покрупнее. Больше это место тревожить не буду, иду дальше.
Попутно ловя и отпуская окуней, которые с жадностью нападают на мой воблер-сеголеток, порой по двое – трое, пытаясь отобрать его у бедолаги попавшегося на крючок, подхожу к перекату. Несколько забросов к левому и правому берегу и вдруг слышу большой бултых в перекате. Кто-то глушит малька. Заброс метров на пятнадцать, главное не положить воблер на бревно. Точно. Несколько вращений катушкой и мощная поклевка из тех, что называют «отдай спиннинг». Фрикцион жужжит, сопротивление для легчайшей снасти сумасшедшее. Кто же это?! Рыба решает сместиться вниз по течению, и тут я вижу её, а она меня. Жерех! Кило в нем, не меньше. Увидев меня, кидается в сторону серебристой стрелой. Борьба не шуточная, как только подвожу к себе и пытаюсь завести в подсачек, он чувствуя прикосновение, делает сильнейшие рывки, унося с собой метры шнура. Не дается. Плавники жесткие и в маленький подсак этот красавец, упираясь в сетку, заходить не хочет. Наверное, он сделал круга три вокруг меня, при этом совершая рывки в разные стороны и, наверное, прошло минут пять, но вот его хвост заходит и, провалившись весь в авоську подсака, он становится рыболовным трофеем. Жерех! Первый мой жерех свыше килограмма на ультралайт. Да, были и ранее жерешки, только маленькие, а такой на сверхлегкий спиннинг впервые. Два трофейных дня. Вчера был пойман голавль на 1,4 килограмма, а сегодня этот красавец на 1 килограмм 200 граммов. Что тут сказать, река подарила мне этот трофей, и я его беру. Аккуратно сажаю жереха на кукан, и он становится моим спутником в дальнейшем путешествии.
Зацепы. Куда же без них в спиннинговой ловле? И вот он через пяток минут после переката случился. Такой уловистый воблер конечно отрывать жалко и, пользуясь жарким днем, снимаю с себя всю одежду и лезу в реку. А что? Я ведь один, значит искупаться можно и неглиже. Разогретое в толще одежды тело обалдевает от холода текущей реки, кажется, что водица-то крещенская. Снимаю воблер с затопленной коряги и понимаю, что не так уж и холодно, а даже тепло и можно поплавать. Решив немного пошуметь, устраиваю себе небольшую тренировку брассом на стремнине. Думал рыбу вокруг распугаю, но не тут-то было, мелочь на меня никакого внимания не обратила и продолжала гоняться по поверхности. Теперь можно позагорать и, перекусив, продолжить путь. Впереди ещё несколько замечательных мест.
Облачившись, вновь иду взабродку и стараюсь читать воду. Вот под обрывистым берегом есть «карман» с совсем маленькой, казалось бы, обраткой, с парой бревен над и под водой, и совсем недавно в нескольких метрах от этого места были всплески. Значит, стоит обловить тщательнее. Кладу воблер прямо в обратку, под самый берег и начинаю проводку «на снос». Течение, подхватив шнур, тянет приманку на струю. Шнур, выпрямляясь, ускоряет воблер, и следует сильный удар. Подсекаю, мимо. Хочется громко ругнуться, но шуметь нельзя. Лучше повторить. Дублирую заброс, такая же проводка… Вновь мощный удар. Есть! Язь. Немного менее килограмма. Река подарила ещё одну достойную рыбу. Попытки поймать ещё в этом месте не дают результата. Тем более, что моё одиночество безжалостно нарушили туристы на катамаране и байдарке. Я, стоящий в реке, для них оказался своего рода достопримечательностью, а когда они увидели двух рыб плавающих у меня за спиной на кукане, их громоголосью не было предела. Ей Богу, ну как дети. Проплыли. Решаю сдвинуться метров на двадцать выше и обловить другой берег, а когда место успокоится, вернуться.
Двадцать – тридцать метров. На малой речке это порой очень много. Не зря же говорят: «80 процентов рыбы на 20 процентах реки». В этом месте сошлось многое, и коряги под обрывистым берегом с приличным течением, и чуть дальше, стремнина между двух бревен, прикрытых травой. Тут не поймать наверное просто невозможно. У коряг воблер был атакован килограммовой щучкой, а в стремнине пойман язёк граммов на семьсот. Сдвигаюсь назад.
Сдвигаюсь, но сдвигается и погода. До этого жаркий и удушливый день подул ветерком, неся с собой облака. Будет дождь и скорее всего гроза. А, значит кратковременная смена давления. Но ловить пока можно, вопрос только как отреагирует рыба на эти изменения? Забрасываю приманку вновь в обратку, поклевок нет. Решаю разнообразить подачу приманки. Делаю заброс по большой дуге и меняю проводку на прямую с паузами и ускорениями. И вот она поклевка, только какая-то неуверенная, будто рыба попробовала воблер «на зуб». Продолжаю проводку, и метрах в трех от меня всплывает язь граммов на восемьсот. Идет за воблером, видит меня, но продолжает идти. Останавливаю воблер под кончиком удилища и делаю легкие рывочки. Дразнилка сработала, но поклевка довольно слабая, можно сказать, не раскрывая рта, и язь, сделав мощный бурун, уходит в глубину. Картина после нескольких забросов повторилась, на этот раз подъязок чуток поменьше вышел, не обращая на меня внимания, но «боднув» воблер, тоже скрылся. Больше поклевок нет. Вот она реакция на погоду. Что ж оставим место в покое.
Двигаюсь дальше, поглядывая на небо. Не хочется оказаться в грозу в воде, а рыбалка вроде как ещё и не завершена. Но погода вносит в планы коррективы. Нет, не грозой и дождем, а клёвом только мелкой рыбы, в большинстве своем окуней и ещё голавликов. Такая рыбалка конечно тоже азартна, но после поимки «самих» как-то заскучал. Наверное, река решила, что с меня хватит. Ведь, по сути, для такой небольшой реки изъятие нескольких крупных экземпляров рыбы с короткого участка весьма чувствительно. Это весной, когда рыба зашла на нерест, крупнячков много, а летом должно пройти какое-то время, чтобы образовавшиеся пустоты заполнились.
И всё же пройти весь маршрут я не решаюсь и, соответственно, обловить все перспективные места не получится. Начинается гроза. А жаль. Времени остается ещё много. Дойдя до машины, решаю закончить рыбалку, быстренько искупаться и ехать домой.
Вышел, конечно, не день, а всего-то полдня, но полдня отличной рыбалки на сверхизящную снасть в абсолютной тишине природы, в одиночестве, которого порой просто хочется. И, допустив меня к себе и подарив столько замечательных мгновений, река после моего ухода будет размеренно нести свои воды, изредка устремляясь в перекаты, и может быть через какое-то время она вновь примет путешественника с удочкой, дабы я мог в одиночестве насладиться этой многоголосой лесной тишиной.